Сегодня я хочу вас познакомить со одной своей сказкой, которую я начала писать в далеком уже 2003 году.

Сказка о том, как однажды
ДЕВОЧКА УПАЛА С МЕТЛЫ

Евгения Шарафетдинова(с)2003


Глава первая:
ПОДАРОК

Это приключилось недавно. То ли лето подходило к концу, то ли начиналась осень. Трудно сказать с уверенностью, потому что природа и сама все никак не могла определиться. Погода стояла очень теплая, однако пасмурная и необычайно ветреная – совершенно такая, как и должна быть уже не летом, но еще и не осенью.
Точно также, держась где-то по серединке между небом и землей шла по городу девочка. Она не очень-то смотрела себе под ноги, но еще и не насовсем потеряла голову, любуясь сизыми облаками. Первые желтые листья гнались друг за дружкой в порывах резкого ветра, и, наблюдая за их игрой в «салочки», девочка вдруг вспомнила, что уже совсем скоро вся листва с деревьев облетит и соберется в большие желтые кучи. Тогда в них можно будет падать или разбрасывать на зло дворникам… Почему бы и нет, размышляла она, ветер тоже разбрасывает листья, и его никто не ругает.

Девочка возвращалась домой. Мимо шли люди. Много высоких разноцветно-серых силуэтов: мужчины, женщины. А она все думала и думала: Любопытно, кто же мимо кого идет? Я мимо них или они мимо меня? - Этот безмолвный спор очень хотелось разрешить, поэтому девочка остановилась сама, позволив людям идти мимо. Остановилась и замерла, глядя вниз. Посреди дороги она увидела бабочку. Прекрасная бабочка сидела на сером асфальте и широко распахнутыми павлиньими глазами смотрела на серое небо.
- Что Вы здесь делаете, госпожа Бабочка? – озабоченно спросила девочка, присаживаясь рядом на корточки. Она твердо решила, что не бросит бабочку гибнуть под чужими пыльными туфлями, из которых вокруг них разросся настоящий лес.
- Жду тебя, - вдруг раздался ответ.
- Не может быть! – воскликнула девочка, не веря в услышанное. Безусловно, она знала, что бабочки разговаривают не только друг с другом, но никак не могла допустить, чтобы кто-то из них вот так ждал ее… - Госпожа Бабочка, а вы уверены, что ждете именно меня? – уточнила дечока на всякий случай. - Мы ведь не знакомы, кажется?
- Кажется. Но это не имеет значения, - рассмеялась бабочка, прикрывая на мгновение свои удивительные фиолетовые глаза. – Прошу, найди мне цветок, чтобы я могла пополнить свои силы. А по дороге я все расскажу тебе.
И девочка согласилась. Во-первых, любопытство – страшная штука! Во-вторых, как она могла не помочь? ..Или все наоборот? Конечно же! Ведь с самого начала девочка думала о втором, а уже только потом узнала о первом.
Она осторожно посадила бабочку себе на плечо, и они отправились в путь на поиски цветов. Как вы уже читали, погода была неопределенная, а большинство цветов любит определенно лето, поэтому задача оказалась не такой уж и легкой, как можно было представить. А между тем у самого уха девочки бабочка продолжала удивлять ее:
- Я знаю, что зовут тебя Василиса и что скоро тебе исполнится 11 лет, - говорила она.
- Но откуда же? – не уставала удивляться девочка, будучи полностью уверенной, что удивление на сегодня стало одним из самых приятных чувств!
- Ты уже почти совсем взрослая девочка, Василиса, и возможно не помнишь некоторых старинных друзей, - с неожиданной печалью в голосе проговорила бабочка. – Однако они тебя вспоминают и даже до сих пор бесконечно сожалеют, что вы больше не можете играть вместе.
Девочке Василисе вдруг стало очень грустно. Кое-кого она действительно забыла. Не на зло. Но специально.

Это произошло очень-очень давно, почти что половину всей ее жизни назад. Тогда у Василисы был один необычный друг. Они гуляли по ночам. Разумеется, во сне, потому что по настоящим ночным улицам  детям гулять не разрешают. Да и не так это интересно! По крайней мере, по сравнению с теми прогулками.
Виделись они не часто, только тогда, когда мама не закрывала на ночь форточку, ведь приходил этот друг именно через нее. Друг – большой синий и добрый дельфин. Василиса забиралась к нему на спину, и весь сон они плавали по воздуху мимо спящих домов, кружились в кронах деревьев, ныряли в снежинках или листве, смеялись и разговаривали. Тихо-тихо, чтобы не разбудиться.
И так как приходил он лишь через открытую форточку, однажды девочка решилась и попросила маму совсем не закрывать ее, даже в морозные ночи! Мама, конечно же, спросила, почему. А Василиса, конечно же, ей все объяснила. Мама тогда  только посмеялась и тут же забыла, но ..после этого дельфин девочке больше не снился.
Поначалу она терпеливо ждала. Потом даже научилась самостоятельно дотягиваться до окна, чтобы открывать ему дверь! Тщательно перебирала в памяти каждый новый сон. Но в них Василиса находила все, что угодно, только дельфина там уже не было…
Через какое-то время из прочитанной сказки она узнала, что нарушила очень строгое правило: о друге никому нельзя было рассказывать! Василиса поняла, что больше никогда не увидит дельфина и не промчится с ним над темными крышами города, не прикоснется к его теплым гладким бокам и не заглянет в глубокие серые глаза.
…И она решила забыть.

Василиса прикусила нижнюю губу, чтобы не расплакаться. Плачущий ребенок у окружающих вызывает слишком много беспокойства и вопросов. Тогда ей бы снова пришлось объяснять то, о чем лучше молчать.
- Ты вспомнила, – вздохнула бабочка.
Василиса молча кивнула.
- Он верил, что ты забыла его понарошку, - улыбнулась она. – Он скучал по тебе, но ничего не мог поделать. Некоторые правила можно нарушать, но только не это.
Девочка снова кивнула, и снова промолчала, героически борясь со слезами.
Они долго блуждали меж разноэтажных домов и детских площадок, иногда наталкиваясь на пожухлые клумбы. А потом внезапно оказались в маленьком дворике, под высокими кленами. В отличие от остальных дворов, где уже не было лета, но и осень еще не пришла, здесь царили и лето и осень одновременно!
Ласковый теплый ветерок шуршал разноцветными листьями, которые заботливо оставил какой-то очень мудрый или немножко ленивый дворник. А около деревянной скамеечки, той, что расположилась сразу за качелями и рядом с паутинкой, желтыми и красными цветами распустилась большая клумба.
- Мы нашли Вам много цветов, - обрадовано сообщила Василиса бабочке, - но Вы так и не рассказала, зачем ждали меня?
- Я слушала тебя, Василиса, - ответила бабочка, поудобней устраиваясь на цветке. – То, что ты мне думала. А теперь…
Василиса присела на корточки, чтобы лучше видеть свою собеседницу. Бабочка раскрутила хоботок, запустила его в самую глубь цветка и вдруг начала изменяться! С удивлением девочка наблюдала, как шоколадные крылья до этого вроде бы самой обычной бабочки словно стекленеют, становятся более прозрачными, сверкающими и легкими. Глаза на этих крыльях окрасились в радужные цвета, усики бабочки превратились в две хрустальные спиральки. От необычайного зрелища девочка забыла все свои печальные мысли и восхищенно улыбнулась.
- У тебя скоро большой праздник, Василиса, - раздался все тот же голос волшебной бабочки. – В честь него наш общий друг приготовил для тебя подарок! – Она взмахнула радужными крыльями и вспорхнула над цветком.
- Куда же ты? – испугалась Василиса. Девочке показалось, что бабочка хочет покинуть ее, так и не раскрыв своей тайны.
- Скажи, Василиса, ты любишь летать? – звенел в вышине ее голос.
- Конечно! – воскликнула девочка. – Правда у меня это очень редко получается! И только во сне!
- Это потому что Синий Дельфин не успел рассказать тебе всего о полетах! – Бабочка поднималась все выше и выше, но ее голос становился громче, будто бы все остальные звуки мира: ветер в листве, шум машин, далекие человеческие голоса, вдруг онемели. – Но теперь ты достаточно взрослая, чтобы научиться сама.
- Как же? – спросила Василиса. – Откуда? И что за подарок?
- Очень нужный, прекрасный, волшебный подарок! - ответила бабочка, снова опускаясь к Василисе. - Придет время, и ты узнаешь…

Прозрачные крылья с радужными глазами трепетали теперь у самого лица девочки. Василиса протянула руку, предлагая бабочке опуститься на нее. Она согласилась.
Щекотящие маленькие лапки бабочки коснулись пальцев Василисы. И вдруг она исчезла. От этакой неожиданности девочка даже ойкнула:
- Ой!
А бабочка сказала откуда-то:
- Ничего не бойся.
Василиса долго оглядывалась. Долго рассматривала цветы на клумбе, рыжие клены над головой, свои собственные руки, но так и не смогла понять, куда так неожиданно пропала ее новая подруга. А, хорошенько осмотревшись, она вдруг осознала, в каком все-таки странном месте находится! Деревья цвели всеми красками осени, под ногами пестрел настоящий ковер тех же цветов. Во дворе совсем не было людей и только у заборчика, огораживающего детскую площадку, одиноко стояла метла с красивым фиолетовым бантом на хвосте.
- Должно быть, эта метла принадлежит тому самому мудрому дворнику, - сказала Василиса самой себе. – Должно быть, уже завтра утром он вспомнит о своих обязанностях и выметет отсюда всю эту осеннюю красоту!
Красоту ужасно хотелось сохранить. Поэтому метлу Василиса забрала с собой.


Глава вторая:
НЕПОСЛУШНАЯ МЕТЛА

«Как-то одним античным утром один философ спросил другого: что есть друг? И тот ответил: другой я»
- из Василисиной книжечки всяческих премудростей.

Утро началось самым обычным образом. Если не считать потерянной шляпы.
А шляпа была чудесная! Синяя-синяя, как у дипломированных звездочетов. С широкими-широкими полями и остроконечной верхушкой, как у настоящих ведьм. Она была удобной, блестящей и носила маленький серебряный бубенец, чей звон всегда поправлял хозяйке упавшее настроение и непременно раздражал всех бабушек и дедушек в округе.
Ее не украли, не задели случайно в толпе другой шляпой, не убрали по невнимательности и рассеянности вместе со старыми вещами в темный чулан. Хотя такие составляющие детской натуры, как невнимательность и рассеянность конечно же сыграли свою роль. Василисе следовало заранее узнать прогноз погоды, прежде чем надевать на прогулку любимую шляпу. А погода ночью была очень ветреная!

Василиса стояла на подоконнике и считала звезды,  что мелькали в прорезях между облаками. Где-то там, в вышине ночь была звездная, но полосато-серое небо скрывало ее с глаз. Внизу таинственно шелестели и переговаривались тени деревьев. А впереди засыпали прямоугольные окошки чужих жизней: холодные и теплые, радостно-светлые и призрачно-тусклые, желтые, розовые, голубые, словно фонарики на новогодней елке. С улицы пахло арбузной свежестью.
Девочка спрыгнула с подоконника и прошлась по комнате, задумчиво поглядывая на метлу. Ту самую, что она одолжила у ленивого дворника. Но, может быть.. Вовсе и не дворнику принадлежала она? Разве стал бы дворник завязывать на ней красивый бант, какими обычно украшают подарки либо очень любимые вещи?
Усевшись перед ней на колени, придав лицу серьезное выражение, и сложив пальцы определенно волшебным образом, Василиса скомандовала:
- А ну-ка, поднимись!
И метла поднялась в воздух. А Василиса решила, что на всякий случай не станет при ней выдавать своего удивления, и напустила на себя еще больше важности. Пусть думает, что имеет дело с профессиональной ведьмой! У девочки даже была настоящая ведьменская шляпа, синяя, с бубенцом для отпугивания дедушек и бабушек.
Василиса раздвинула шторы, нацепила шляпу, поправила косички, села на метлу и скомандовала:
- Вперед!
И они стремительно вылетели на улицу. По ногам побежали мурашки. Девочка вспомнила, как летала вместе с дельфином и снова ощутила прилив того неописуемого и легкого счастья. Мимо проносились уснувшие дома, блестящие от росы улицы, дороги с крохотными машинками, перекрестки и развилки, скверы и детские площадки. Белые пластмассовые лебеди, живущие на клумбах, играли с ними в догонялки, а мотыльки кружили в танце под желтыми фонарями.
- Вперед! – приказала Василиса метле, захлебываясь восторгом и улыбаясь уже совсем не по-серьезному. – Ввысь!
И они взмыли сквозь промозглую серость прямо к звездам. В лицо ударил холодный ветер, врезаясь в ресницы, влажные облака забились в косички, беспомощно трепещущие над головой. Но вот небо расчистилось и перед ними распростерлось бескрайнее синее полотно, усыпанное разноцветными песчинками звезд, посреди которого царственно сияла огромная круглая луна! Залюбовавшись и позабыв обо всем на свете от такой красоты, на мгновение Василиса предоставила метле свободу воли, отпустила одну руку, чтобы поправить несколько сбитую ветром шляпу и тут началось…
Метла вдруг рванула вниз, обратно в облачное море, а затем снова вверх и вниз. Вверх-вниз, вверх-вниз, как обезумевший скакун! И так это продолжалось пока сердце девочки не укатилось от страха в пятки, и она не начала визжать самым не подобающим для ведьмы образом. Ветер, играющий по всем законам подлости, твердо решил сорвать с головы Василисы любимую шляпу. И она не знала, что делать, держаться ли за метлу или за голову, и кричала. То просто так, то сердито и на метлу. Но та совершенно отказывалась внимать человеческому языку, а складывать пальцы волшебным образом у Василисы просто не находилось возможности! Она из последних сил цеплялась за скользкую ручку, отсыревшую в облаках, и сопротивлялась порывам ветра.
Пока, в конце концов, не сорвалась…
- Мамочки! – взвизгнула девочка, повиснув на сопротивляющейся всяким командам метле.
Довольный ветер унес куда-то в синюю неизвестность шляпу и принялся терзать косички. Василиса же, мужественно ожидала, когда перед глазами начнет проноситься вся ее недолгая жизнь. Но прекрасная луна смотрела на девочку с сочувствием, казалось, загадочно улыбаясь. И вдруг Василиса поняла,  что пока полная луна улыбается, с ней не может произойти ничего страшного! Девочка решительно улыбнулась ей в ответ, глубоко вдохнула свежий сладкий воздух ночи, зажмурилась, издала бесстрашный боевой писк и ..отпустила руки.

Василиса падала или летела. Или это мир вокруг нее падал или летел, а девочка оставалась на месте. Извечный ее немой спор и здесь не давал покоя! А, быть может, все оставались на своих местах или одновременно падали только в разные стороны. Василиса размышляла, но никак не могла понять, на что же это похоже!
Мигали звезды, сияла луна. Где-то осталась метла, куда-то унеслась шляпа. Куда-то рассеялись даже облака. А под Василисой плыли бесчисленные огни ночной Москвы.
«Да-а, метла оказалась совсем не подарочком, - думала девочка. – Но о чем же тогда говорила бабочка? И, все-таки, куда это она исчезла?»
«Вовсе я не исчезла, - вдруг подумалось в Василисиных мыслях совсем не ее голосом. – Я здесь! Я и есть твой подарок!»
И тут Василиса неожиданно почувствовала, как за плечами, будто что-то щекочется, разворачивается, разрастается. А ветер, до этого вредный и проказливый, теперь словно встает на ее сторону и вдруг помогает ей! Василиса больше не падала. Она летела! Летела безо всякой метлы и волшебных слов! Сама по себе! Самостоятельно! Летела на тех самых радужных крыльях, что подарил ей добрый верный друг дельфин, и сердце девочки переполняла сказочная радость!

До рассвета Василиса вернулась домой. Бесшумно прошмыгнув через открытое окно в свою комнату, она быстро разделась и спряталась под одеяло. И так и пролежала до самого утра, не в силах заснуть и все думая, думая и вспоминая о шляпе, о метле, о бабочке и о дельфине.
..И о той прекрасной загадочной улыбке, которой улыбалась ей луна.

 

Глава не про Василису:
ЗЛАЯ ВЕДЬМА

- Метла? – позвала она.
Но волшебный дворик молчал. Молчали цветы на клумбе. Лишь ветер тихо шелестел разноцветными листьями кленов и поскрипывал качелями.
- Метла-а! – крикнула она уже громче.
Тишина.
- Где-е моя ме-етла?!! – рассерженно взвизгнула ведьма, топая каблучками. – Стоило отойти на пару минут и нате!
Ветер взвыл в знак согласия, ободряюще погладил ведьму по черным кудрям и унесся на поиски метлы.
- Ну, воришка, только попадись мне! – пригрозила та, потрясая кому-то кулачком.

Продолжение следует.